Стилистическая (романтическая) реставрация


церковь Сен-Мадлен
Ещё во 2 пол. 18 в. под влиянием романтической литературы в Англии, не имевшей своего античного наследия, возник интерес к памятникам средневековья. Активно изучались и популяризировались достижения готической архитектуры. Из Англии этот интерес к готике распространился и на другие страны. Именно развитие романтизма в искусстве и литературе оказало огромное влияние на пробуждение интереса к средневековой архитектуре.
Свойственная романтизму апелляция к воображению, в противовес классической апелляции к разуму, интерес к полузабытому и таинственному прошлому, а также ко всему национально своеобразному, наиболее способствовали осознанию ценности своего неклассического художественного наследия, которое воспринималось как самобытное, органически вытекающее из национальных основ.

Наиболее остро вопрос о сохранении памятников возник во время Великой французской революции, как противовес разрушительной стихии обрушенной на замки и монастыри, которые воспринимались как оплот феодализма. В 1793 году Конвент издал указ о запрещении сноса памятников, а также создал специальную комиссию по учёту древних памятников и положения дел на местах. Хоть решения Конвента в большинстве оставались на бумаге, это был первый пример государственной службы охраны памятников. Большее значение служба охраны памятников имела уже в послереволюционной Франции, особенно когда на должность генерального инспектора исторических памятников назначили писателей Луи Вите и Проспера Мериме.
С начала 19 в. проводились попытки восстановить средневековые сооружения, что в значительной мере было связано с их обветшанием. Однако принципы реставрации не были выработаны и характер работ целиком зависел от случая и вкусов архитекторов. В Англии было принято при реставрации вносить “улучшения”, приближая её не к стилю подлинника, а к той интерпретации готики, которая была принята в это время. Во Франции широко распространилась достройка недостающих частей древних зданий, особенно – отсутствующих шпилей. Зачастую такое воссоздание носило характер вольной интерпретации. Критике, например, было подвергнуто строительство шпиля Руанского собора, не из традиционных материалов, а из входившего в моду чугуна.
К середине 19 в. вырисовались основные проблемы, которые возникают при любой реставрации, и требуют для своего разрешения определённых теоретических установок. Главные из них:
1) определение критерия обоснованности, так и вообще допустимой степени дополнений к памятнику;
2) отношение к имеющимся разновременным добавлениям, сделанным на протяжении жизни сооружения, так называемым “позднейшим наслоениям”.
Наиболее резкую критику реставрации, её практическим достижениям и самой идее, высказал английский писатель Джон Рёскин. Альтернативой реставрации, понимаемой им как грубая фальсифицирующая подмена подлинника, он видел в поддержании здания, пока это возможно, и в пассивном созерцании его естественной гибели, когда это станет неизбежным.
С другой стороны, французский археолог Адольф Наполеон Дидрон, не отрицая правомерности реставрации, считал необходимым ограничить произвол реставраторов, активно выступал против идеи приведения памятника к стилистическому единству за счёт его освобождения от всех последующих добавлений.
Гарантию от произвола и неудач реставраторов видели в прогрессе изучения средневековой архитектуры. Но эта, прогрессивная идея, создавала иллюзию того, что опираясь на знания и закономерности можно восстановить весь первоначальный облик здания (также как по одной кости животного можно восстановить весь скелет, также можно восстановить весь памятник). В это время широко распространяется метод восстановления по аналогиям, копируя подлинные образцы.
Наибольшее влияние на развитие реставрационной теории и практики 19 в. оказал Эжен Эмануэль Виолле-ле-Дюк. В отличие от романтической традиции видеть в готике воплощение мистического духа средневековья и идеалов живописности, он воспринимал её как последовательную и совершенную инженерную систему, в которой декорация служит выявлению структурной основы здания. Логичным выводом из этого он видел в понимании реставрации как в восстановлении разрушенной системы. Но и он, восстанавливая в церкви Сен-Мадлен повреждённые элементы, “улучшал” стилистические особенности памятника, удаляя позднейшие наслоения, в следствие чего подлинность памятника в значительной мере была нарушена. Тем не менее, серьёзность предварительных исследований и впервые осуществлённый принцип укрепления памятника за счёт полного включения в работу его собственных конструкций были настолько новы в реставрационной практике, что эта реставрация в целом была признана большой удачей. 

собора Парижской Богоматери
Одной из крупнейших работ Виолле-ле-Дюка совместно с архитектором Лассю была реставрация собора Парижской Богоматери. Авторы заявили о необходимости сохранить все последующие наслоения, но также восстановили по-своему воспринимаемым закономерностям и аналогиям “галерею королей” на главном портале (были разрушены во время революции), статуи химер над парапетом фасадов (от которых сохранились лишь незначительные следы) и др. Проект воссоздания никогда не существовавших шпилей над башнями главного фасада так и остался неосуществлённым. Наиболее точно теоретические позиции Виолле-ле-Дюка были изложены в определении: “Реставрировать здание – это не значит его поддерживать, его чинить или восстановить его прочность, это значит восстанавливать его в законченном виде, который возможно никогда и не существовал”. Соответственно этому подлинность тех или иных частей играла меньшую роль, на первый план выходила идея восстановить первоначальный авторский замысел, точнее его угадываемый идеальный образ. Памятник должен был выглядеть без следов его существования во времени, поэтому, всё что не было осуществлено по каким-то причинам первым автором, должен был довершить современный архитектор. Такая концепция позднее получила название “стилистической реставрации” (или её ещё называли “романтической реставрацией”). Учитывая то, что архитектура 19 в. во многом подражала архитектуре предшествующих эпох (эклектика), стилистические реставрации оказались созвучными современному им обычному архитектурному творчеству. С позиций выявления исторической обусловленности можно понять органичность стилистической реставрации для архитектурной практики 19 в., так и её принципиальную неприемлемость для нашего времени.



Комментарии

Популярные сообщения